Бездомных животных уничтожают, даже если есть опекун!

Бездомных животных продолжают вывозить в Бородянку для уничтожения. У волонтеров с коммунальщиками доходит до рукопашной.

Опекуны и защитники животных – в панике: по Киеву отлавливают и увозят в бородянский концлагерь всех четырехлапых, независимо от того, живут ли они стихийной стаей где-нибудь на стройке, или находятся под опекой волонтера.

По словам чиновников, на очистку города от бездомных (не беспризорных, а именно бездомных!) животных каждому району выделено около 300 тыс.грн. О программе стерилизации, принятой мэрией в 2007 г., уже никто не вспоминает. И, как объявила на очередной встрече с представителями общественных организаций директор КП «Приют для животных» (которому и принадлежит «фабрика смерти» в Бородянке) Ольга Дроздова, сейчас работают 4 бригады ловцов, каждая из которых ежедневно отлавливает 5-15 собак. То, что их уничтожают, Ольга Юрьевна отрицает. А вот факты говорят против чиновницы. Например, пропавших в мае с Княжьего Затона стерилизованных собак волонтер Инна так и не нашла. Нет их в Бородянке. И мигрировать собаки не могли: на задворках стройки для них были оборудованы будки, опекуны утром и вечером приносили им еду, собаки привыкли к людям и никого не трогали. Согласно программе, отловленных и стерилизованных животных должны были возвращать на места обитания. Но никто никого никуда не возвращает, и каждый день десятки выловленных собак тупо и жестоко уничтожают. Причем это, в основном, волонтерские животные – их ловить легче, они ведь прирученные.

Мы узнали об этом от наших читателей. Они звонят в редакцию, сообщают об очередной «шариковской» акции («Уж мы их душили-душили, душили-душили...»), показывают снимки с мобильного телефона. Позвонила в «Газету...» и Любовь Николаевна. Волонтер с огромным стажем, переводчик по образованию, она рассказала нам, что же творится, так сказать, «на местах». Теперь люди выходят на дежурство в полпятого утра: они охраняют от гицелей своих стерилизованных, привитых собак и кошек, которых кормят и лечат уже не первый год. И защищают, чем и как могут, если их все же пытаются забрать.


Жители отбили дворовую собаку у гицелей. Ее удалось спасти

Сковородки против летающих шприцев

Президенту Киевского городского общества защиты животных Асе Вильгельмовне Серпинской, сотрудничающей с Любовью Николаевной, самой пришлось повоевать с гицелями. 13 августа в полдевятого утра во двор дома №13г по улице Курской въехала красная «газель» с номерами АА5602АА. Оттуда выгрузились ловец и водитель, достали ружье и прицелились в группу местных собак (их было пятеро, и еще – семеро щенков). Жители дома, увидев убийц, выскочили на улицу кто с чем – женщины похватали скалки, палки и даже сковородки. Но в это время ловцы уже успели выстрелить летающим шприцем в одну собаку и, зацепив ее за шею петлей, тащили в машину. Женщины бросились к «газели» и отобрали обездвиженное тельце. Среди защитников была и Ася Вильгельмовна.

– Какое право вы имеете забирать наших собак? – кричала она. – Наш жэк не вызывал ловцов, как вы сюда попали?

– Мы представляем власть, уйдите, не мешайте нам работать, – ответил гицель. Но как-то неуверенно, потому что жильцы кричали: «Бейте уродов по чем попало!».

Асе Вильгельмовне удалось заглянуть в «будку»: там лежало и сидело около десятка смертников. С тем «спасители города» и уехали (все описанное снято на мобильный телефон и фотоаппарат).


Охраняя своих подопечных, волонтеры Любовь Николаевна и Игорь Иванович каждый день дежурят с полпятого утра

Подстреленную собаку жильцы «откачали». А вот возмущение народа, судя по всему, скоро перерастет из крикливого протеста в физическое противостояние.

– Власть объявила войну не беспризорникам. Она объявила войну своему народу, – считает Ася Серпинская. – Кто спросил киевлян, хотим ли мы убийства бездомных животных? Был референдум? Почему коммунальное предприятие «Приют для животных» отлавливает собак, стерилизованных и опекаемых по программе стерилизации? Коммуна – это мы. Так против кого направлены их действия? Кто дал преступное распоряжение очистить город к Евро-2012 такими методами?

По словам директора КП Ольги Дроздовой, животных не убивают. Но давайте подсчитаем. Если они отлавливают по 40 собак в день, то за неделю – это 280. Сколько же за месяц? Если в бородянском приюте, по словам той же Дроздовой, сейчас около 600 собак, то куда девались остальные? Их вернули на места? Давайте спросим волонтеров!

«Я просто не могу смотреть, что творится вокруг»

Любовь Николаевна и Игорь Иванович опекают животных давно. У Любы – трое подобранных собак, у Игоря – пятеро.

– Самое страшное, что под прикрытием отлова якобы на стерилизацию животных увозят в бородянский приют и там уничтожают, – говорит Любовь Николаевна. – Два дня назад на Лукьяновке ловцы использовали именно этот обман, и киоскеры, под надзором которых жили несколько спокойных прикормленных собачонок, поверили им и отдали своих подопечных. В распоряжении мэра четко определено: запретить отлов с целью уничтожения. Разве его отменили?

– Любителей животных часто обвиняют в пристрастности: дескать, ваши собаки лают, нападают, а вы не даете навести порядок...

– Давайте уточним: я – не любитель животных, я – спасатель, – резко возразила мне Любовь Николаевна. – Если бы не они, я, переводчик, объездила бы весь мир. Но я не могу спокойно видеть то, что творится вокруг. Мой Чапа лежал с перебитыми передними лапами, он вообще не ходил. Пришлось его забрать. Йошку тринадцать лет назад нашли замерзающим в сугробе. Бубу забрала к себе на время, пока соседка строила родителям большой частный дом. Дом построен, а никто пса к себе не взял. Так и остался. Ну, и до них у меня было множество таких же покалеченных, обмороженных, больных, умирающих.

– Мне тоже пять собак вроде бы как и не нужны были, – подключается к разговору Игорь Иванович. – Был пудель, и этого было предостаточно. Но вот подобрали больного, вылечили, а пристроить – практически невозможно. В Бородянку не отдам – там уничтожат, зачем же было тогда спасать? Так и образовалась большая «семья».

– На совещании Дроздова сказала, что с начала года они отловили 12 тысяч собак (!) и всех пристроили, – возмущается Любовь Николаевна. – Да неправда это! Мы месяцами одну собаку пристраиваем, объявления даем и в газеты, и в интернет, а они 12 тысяч устроили в семьи? И самое страшное, что это никогда не закончится: кольцо вокруг Киева в радиусе 100 км называют «родимчиком», откуда каждую осень приходит армада брошенных дачниками собак. Мы стерилизуем, а число беспризорников растет. Пока государство будет перекладывать стерилизацию на плечи волонтеров, убийство животных, страшное, бессмысленное уничтожение будет продолжаться.

– И будет продолжаться отток денег из бюджета, – добавляет Игорь Иванович. – Ведь если бы построили приюты в каждом районе, стерилизовали местных животных и поместили их туда, то на стерилизацию «новоприбывших» понадобилось бы гораздо меньше средств, нежели ежегодно выделяется из бюджета на убийство плодящихся собак.


А вот таких инвалидов, как Чапа, волонтерам приходится оставлять себе

– Мы много раз выкупали животных, – вздыхает Люба. – А до Бородянки многие из них и не доезжают. У нас 8 институтов, использующих животных для экспериментов. Они забирают их сразу после отлова. Однажды я побывала в одном из них, искала очередного выловленного пса. Это – не для слабых нервов. В кроличьей клетке лежит, зажатая между прутьями, собака. Я – им: «Что же вы делаете?». Мне в ответ: «А какая разница, она же все равно завтра умрет!». Так мы с волонтерами ночью пришли и всех восемнадцать собак выпустили. Не лучше и тем, кто доехал до «концлагеря». Когда собак после выстрела ядом сбрасывают в машину, они, извините, писают и их рвет, животные полностью мокрые. В Бородянке (это было в феврале) их выбросили прямо на землю, и мокрые собаки примерзли. Их потом заступами отбивают. Я видела это, когда, заплатив огромные деньги охраннику, проникла туда. Тогда я выкупила страшно истощенного пуделя, который не мог ходить, а шерсть на нем звенела замерзшей грязью и экскрементами. Мы с Игорем – благополучные люди, у нас хорошие квартиры и семьи, но, скажите, можно ли быть счастливыми в этом городе, если вокруг такое творится? Вот и сейчас, мы уже третий день встаем в полпятого утра и охраняем восемь своих стерилизованных собак. Они живут в брошенном месте, но выходят на полянку греться. Ведь заберут же и уничтожат!

Человеческий фактор

За такое душевное неравнодушие многим волонтерам достается. Ну не понимает наш социум, зачем им это нужно!

– Я, человек с двумя высшими образованиями, выхожу со своими инвалидами и постоянно слышу за спиной: «Она – ненормальная, у нее и справка есть», – призналась Любовь Николаевна. – А когда я иду с ведрами на стройку собак кормить, меня так доброжелательно спрашивают: «А сколько вам за это платят?». Нам не помогают, нас, наоборот, травят. За что?

– Наверное, надо быть звездой, чтобы тебя не оплевывали, – добавляет Игорь. – У Юрия Антонова – много дворняг, даже затрудняюсь назвать сколько. У Макаревича – тоже. У Роксаны Бабаян – восемь «дворников». И никто у них справки о психическом здоровье не требует.

Вот так получается – этим состоявшимся благополучным интеллигентным людям приходится отстаивать свои права.

Но далеко не все киевляне – собаконенавистники. Пока мы разговаривали, мимо нас прошла миловидная пожилая женщина с дворнягой.

– Вот видите, это одна из сестер Праведниковых, – кивнула в ее сторону Любовь... – Они – близнецы, живут вместе, так у них – пять подобранных собак. Они их выгуливают по одной, боятся людского осуждения. А ведь по большому счету, уже и сами нуждаются в помощи.

А женщина как-то виновато улыбнулась и увела свою собаку домой. Пошла за следующей.

– Очень хочется обратиться к людям, – сказала в завершение Любовь Николаевна. – Брать дворняг – не стыдно, наоборот, это престижно. Вот Игорь с женой ездили к сыну в Кембридж. Пока ждали его, мимо прошла пара респектабельных англичан, а с ними, в дорогой экипировке, две дворняги, ухоженные донельзя. Если у нас – 30 тысяч бездомных собак, а в Киеве – 3 миллиона жителей, каждый десятый, возьмите собачку с улицы, и тогда бородянские гицели останутся без работы.

Источник

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить