Дикая половина

Дикая половина

Дикая половинаОльга Волкова о кошке саванне

Американские любители домашних животных — народ пытливый, любознательный и охочий до разного рода экспериментов. Им только дай какую-нибудь давным-давно существующую породу неважно кого и превратить ее в нечто невиданное.

 

Например, однажды они взяли древнюю японскую собаку акиту-ину и довольно быстро сделали из нее американскую акиту, а достойного английского бульдога мигом трансформировали в бульдога американского. Сейчас они увлечены одним из последних своих изобретений — кошками породы саванна. Впрочем, эти кошки и правда достойны того, чтобы ими увлеклись. Во-первых, они получились самыми большими, отодвинув на второе место другого кошачьего гиганта — мейн-куна. Ну а во-вторых, саванны прекрасны как настоящие дикие кошки, которыми они, собственно говоря, отчасти и являются.

История саванн такова. Где-то в середине 1980-х годов жили-были на свете американцы, у которых каким-то образом оказался сервал. Сервал (Felis serval) — это дикая кошка африканских степей и пустынь. Сервал худощав и ушаст; ростом он куда меньше льва, около метра в длину (это если без хвоста), а шкурка его покрыта нарядными пятнами. Словом, сервал — настоящий красавчик. Мало того, в отличие от большинства других диких кошек сервал имеет относительно дружелюбный нрав. То есть взрослый сервал, всю жизнь проживший свободным, разумеется, ни за что не станет целоваться с каждым встречным и поперечным. А вот сервал, пойманный молодым или тем более рожденный в неволе, мил, ласков, приветлив и, по уверению людей, имевших с ним дело, вообще ведет себя куда лучше, чем обычные домашние кошки.

Однако вернемся к нашим американцам, имевшим доступ к сервалу. Долго любовались они грацией его движений, его пятнышками и его общей прелестью, а потом вдруг решили поженить его с какой-нибудь домашней кошкой и посмотреть, что из этого получится. Да, это была непростая задача, но американские любители кошек никогда не боялись трудностей.

А теперь представьте себе техническую сторону свадьбы двух существ, одно из которых в четыре-пять раз крупнее другого. Самый темпераментный и многоопытный домашний кот, собравшийся жениться на сервалихе, должен продемонстрировать аттракцион неслыханной ловкости, поскольку дама значительно выше кавалера. К тому же она, увлекшись процессом, может невзначай женишка и пришибить. Еще опаснее ситуация, когда сервал-мужчина вступает в отношения с обычной кошечкой. В момент страсти все кошачьи считают необходимым покусывать партнершу за загривок, но что для сервалихи милые любовные игры, то для маленькой домашней кошки конец всему. Даже самый приветливый сервал в пылу эмоций может несколько увлечься и просто откусить своей подружке голову. В общем, без особых проблем можно поженить разве что ту пару, которая дружит с младенчества, да и то не факт.

К тому же сам сервал, несмотря на свой вполне грозный вид, существо хрупкое и деликатное. Чуть что не то съест — и сразу начинаются большие проблемы. Да и нервы у него никуда не годятся. По свидетельству тех, у кого жили сервалы, если эта большая кошка, например, прыгает со шкафа, а в это время неподалеку раздается какой-нибудь громкий звук (выстрел или взрыв петарды), то сервал может моментально умереть от разрыва сердца. Да и живет он недолго — лет пять-шесть. Словом, с этим сервалом одни хлопоты и расстройства.

Однако тому, кто предполагает разводить саванн, без сервала никак не обойтись. Потому что весь смысл саванны в том, чтобы она была крупной (кот — килограммов до 15), ушастой, пятнистой, длинноногой и дико свирепой с виду. И хотя для производства саванн берут в основном бенгалов, то есть кошек, также имеющих дикого родственника, а также вполне независимого вида сиамцев и ориенталов, все равно чем дальше саванна уходит от сервала, тем она мельче и тем домашнее выглядит. Поэтому среди саванн особенно ценятся те, кто имеет сервала в папах (мамах) или дедушках (бабушках). За таких понимающие люди охотно платят по $10-15 тыс. Саванны третьего и четверного поколений уже куда дешевле, такую можно купить за $3-4 тыс. Еще несколько поколений — и если к саваннам не подлить свежей сервальской крови, то они потеряют и рост, и уши, и пятнышки и превратятся в милейших, но самых обычных кошек. Зато коты саванны только к пятому колену перестают быть бесплодными (хотя и в этом есть плюс: значит, их не надо кастрировать; но и потомства от них вы не дождетесь). Словом, при всех перечисленных сложностях вообще не очень понятно, каким чудом некоторым заводчикам все же удается получить котят этой капризной породы. Но вот удается — правда, куда меньше, чем хотелось бы. По самым смелым подсчетам, в Москве с трудом наберется десяток настоящих саванн. Впрочем, они и приехали к нам недавно — не больше года назад.

Саванну в качестве официальной породы признают отнюдь не все кошачьи организации мира. Порода молодая, неустойчивая, без четких стандартов, с точки зрения многих специалистов, вообще не имеет права называться породой. Будем надеяться, что это всего лишь вопрос времени. Рано или поздно саванны закрепят все породные признаки, и тогда их непременно признают. Ну а пока саванна — удел немногих счастливцев.

Невзирая на свой дикий и несколько даже угрожающий вид, на самом деле саванна — существо вполне мирное. Правда, некоторые саванны первого поколения имеют привычку прыгать людям на голову, но делают это, не имея в виду ничего плохого. Впрочем, когти у них вполне солидные, поэтому от таких трюков юную саванну лучше отучить раз и навсегда.

Большинству саванн свойственно некоторое высокомерие — они полностью уверены в том, что они самые главные. И если какая-то глупая собака с этим не соглашается, то саванна ходит вокруг нее со страшным шипением и рычанием. Отстаивать свое главенство кулаками эти кошки, скорее всего, не станут — они неагрессивны и недрачливы. Они просто порычат-порычат, а потом решат, что всех поставили на место, и успокоятся. Да и вообще, саванны живут своей собственной богатой внутренней жизнью, поэтому в постоянной компании не нуждаются. Нет, время от времени они, конечно, приходят посмотреть вместе с хозяевами телевизор или помочь людям в работе на компьютере, но только тогда, когда сами пожелают. А вот чтобы их все время ловили и тискали — этого саванны не любят. Кусаться и царапаться они не будут, но изобразят на лице такое отвращение, что покусившемуся на их достоинство немедленно станет стыдно. Поэтому покупать саванну в дом с маленьким ребенком не стоит. Ребенок же выросший вполне ей годится — с таким можно побегать, а бурные подвижные игры доставляют саваннам особенное удовольствие. Их ловкость, прыгучесть и быстрота поражают. Например, саванна способна без разбега и без подготовки подпрыгнуть почти на два метра. Кошка с такими талантами — это гроза всех птиц и мышей, которые очень скоро сообразят, что дом, где живет саванна, им лучше бы обходить за версту.

Впрочем, выпускать саванну на прогулку даже в собственном обнесенном забором саду не стоит: преград для такой ловкой кошки не существует, а склонность к авантюрам и побегам заставит ее забыть обо всем на свете. Да, умная и ловкая саванна, возможно, не пропадет и на воле. Но кто же хочет, чтобы его любимица сбежала навсегда? К тому же холод они не очень-то любят: африканки. Так что выгуливать этих кошек лучше на шлейке. А иначе за ними не уследить. Саванны не такие сони, как большинство других кошек, они любопытны и энергичны, они обожают носиться по окрестностям и забираться на деревья (с которых они, как правило, могут еще и спуститься, что для многих других кошек представляет большую проблему).

Саванны никого и ничего не боятся, они всегда приходят посмотреть, кто это пришел и что это тут происходит. Но ластиться к чужакам они не станут. Посторонние люди для саванны интереса не представляют, она предпочитает общество своих.

Ухаживать за короткой и жесткой шерстью саванны не надо вообще, разве что почесать ее в период линьки — и все дела. Здоровье у них вполне приличное, и живут они куда дольше сервалов; к тому же желудочные проблемы прародителей саваннам тоже неведомы. В еде эти кошки умеренны, обжорами их назвать трудно, к тому же хищное телосложение саванн не дает им растолстеть, так что худощавую элегантность они сохраняют всю свою жизнь. Они почти никогда не орут и даже не мурлычут, зато умеют говорить что-то типа "ах". А если саванну разозлить, то она бегает по дому и отчетливо приговаривает: "Ля-ля-ля" (некоторым даже кажется, что там в начале есть еще и буква "б").

Саванна — очень гордая кошка, и слушаться хозяев она намерена в еще меньшей степени, чем все остальные кошки. На зов саванна, скорее всего, придет — на всякий случай: вдруг ей предлагают что-нибудь интересное? Но если обнаружится, что хозяева задумали какую-то гадость (например, велят кошке пойти на место), саванна примет особенно независимый вид и, ругаясь на ходу, удалится туда, куда считает нужным.

Словом, саванна — существо очень забавное. Ну а красота этой кошки просто неописуема. А раз так, то мы тут и не станем ее описывать. Лучше зайдите на сайт www.liscat.ru. Там и посмотрите на фотографии этой огромной элегантной пятнистой кошки — самой редкой, самой дорогой, самой большой и, может быть, самой красивой кошки в мире.

 

Источник www.kommersant.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить