Веселая островитянка

Веселая островитянкаОльга Волкова о сингапуре

Маленькая, хрупкая, невероятно глазастая и ушатая сингапура выглядит как всеми обиженная сиротка из японского мультфильма. У окружающих эта кошка вызывает бурю умиления и потребность немедленно пригреть несчастную крошку. А киса знай таращится — помните, как в одном из "Шреков" кот смотрел на нападавших на него солдат? Так вот, наверняка шрековского кота срисовали с сингапуры: только кошки этой породы владеют секретом такого вот обезоруживающего взгляда. Словом, отказать этой кошке совершенно невозможно. И строгим с ней быть тоже никак нельзя. И ведь хозяева сингапур прекрасно знают, что вся эта трагическая личина — чистой воды притворство, а все равно каждый раз покупаются.

Да, сингапура и правда очень мала — кот весом три с половиной килограмма считается крупным, а обычно они еще меньше (их даже заносили в книгу Гиннесса как самых маленьких кошек на свете). И выглядит она необыкновенно изящно, прямо как крошечная пума. Кажется, что над созданием такой элегантной породы веками работали специалисты-селекционеры и что этот изнеженный продукт искусственного отбора на вульгарную землю и поставить-то опасно. И все это неправда. Сингапура представляет собой классический пример быстрого скачка из грязи в князи, причем в самом прямом смысле слова.

Сингапура — порода аборигенная, совершенно самостоятельно возникшая где-то в недрах сингапурских трущоб, канализационных коллекторов и грязных подворотен. Конечно, сейчас-то никаких грязных подворотен в Сингапуре уже не найдешь — но в те давние времена, когда зарождалась эта порода кошек, были там и трущобы, и подворотни, и прочие мерзости жизни. И среди этих вот мерзостей, как роза на навозной куче, сама собой распустилась прелестная сингапура — маленькая, верткая, хитрая, робкая уличная кошка, на которую никто не обращал никакого внимания.

Однако в начале 70-х годов прошлого века в Сингапур по каким-то бизнес-причинам приехал некий американец. Собственно говоря, с появления очередного американца начинается официальная история многих кошачьих (впрочем, не только кошачьих) пород. Так было и с сингапурой: американец приехал, увидел, восхитился, отловил пару уличных кошек и увез их в свою страну великих возможностей. И там скромные бедные азиатки очень быстро превратились в изысканных аристократок, которых к началу 1980-х годов с восторгом признало большинство фелинологических ассоциаций нашей планеты. А где-то в середине 1990-х первые сингапуры начали робко проникать на российскую почву — впрочем, у нас их до сих пор очень и очень мало. Дело в том, что разведением сингапур может заниматься только влюбленный в этих кошек энтузиаст, а вот в качестве коммерческого проекта эти кошки не очень-то хороши: со всей своей восточной умеренностью они крайне скупы на котят (суперкотенок этой породы может стоить две-три тысячи долларов). Если сингапура вдруг взяла и родила четверых-пятерых, то ее хозяева устраивают по этому поводу пышные празднества, ибо знают — такое счастье может не повториться, ведь обычно эти кошки ограничиваются двумя-тремя, а то и одним младенцем, на чем и считают свой демографический долг полностью выполненным.

Удивительный нежный окрас сингапуры называется сепия-агути, или же коричневый тикированный. Тикированный — это когда каждый волосок на шерсти окрашен в несколько (в нашем случае — в два) цветов, и от этого создается такое впечатление, будто на кошку деликатно распылили немного краски. Словом, если говорить человеческим языком, у сингапуры масть пастельная, животик у нее цвета слоновой кости, на внутренней стороне задних лапок есть несколько элегантных полосок, и больше никаких полос или ошейников им не положено. Глаза у них должны быть желтыми или зелеными.

Эти хрупкие с виду кошки с трагическим выражением мордочки на самом деле существа весьма бодрые, веселые и даже лихие. Конечно, они, как и все порядочные кошки, спят свои 16-18 часов в день, но делают они это только тогда, когда все люди куда-то подевались. В присутствии же человека сингапуры немедленно просыпаются и начинают изо всех сил общаться. К вернувшимся с работы хозяевам сингапура кидается, как исстрадавшийся верный пес, и с этой минуты она уже от своих людей не отойдет ни на шаг. Хозяева переодеваются — что ж, сингапура посидит в шкафу или проверит, чего это они там в своих сумках принесли. Хозяева присели отдохнуть — сингапура принесет им мячик и попросит, чтобы ей его покидали, а если на ее намеки не обращают внимания, то обычно молчаливая кошка начинает требовательно мяукать. Если утомленный хозяин прикинулся мертвым, то сингапура примется копошиться в его волосах, пихать его лапками и в конце концов усядется ему на лицо. Хозяева накрывают на стол — а на столе уже сидит их верная сингапура и проверяет содержимое всех тарелок. Если попробовать отдохнуть от сингапуры, закрывшись от нее в другой комнате, то талантливая и очень сообразительная кошка все равно к вам войдет — почти все сингапуры виртуозно справляются с любыми вариантами дверных ручек, поэтому если вы и правда хотите от нее отгородиться, то вам придется запираться на замок. Ну а когда хозяева лягут спать, то сингапура заберется с ними под одно одеяло — такой вот она хороший товарищ.

Сингапуру не стоит заводить тем людям, которые сутками напролет шляются неизвестно где. Зато она будет просто счастлива жить под одной крышей с пенсионерами — они-то никуда не денутся и их колени всегда к ее услугам. Пригодятся сингапуре и дети, которых она считает существами одной с собой крови, ведь с ними можно устраивать всякие буйные игры, прыжки и скачки. Гости ей тоже всегда ко двору — в отличие от своих диких островных предков сингапура не знает, что такое страх, зато прекрасно знает, что такое гостеприимство. Поэтому она готова обласкать даже совершенно чужого ей человека — поприветствовать гостя сингапура может, например, ловко запрыгнув ему на плечо (сингапуры очень любят сидеть на плече!). Словом, коготки им лучше подстригать, а то она всех расцарапает — впрочем, из самых лучших побуждений.

Сингапура любит не одних только людей — другие домашние животные ей тоже очень даже нравятся. Ну, кроме разве что птичек или мышек, то есть птички и мышки ей тоже нравятся, но совсем в другом смысле: сингапура — отличный охотник, что ей птичка, когда она мух бьет буквально на лету, причем для этого ей даже не надо как следует просыпаться! И все же, если сингапуре надо выбирать между человеком и любым другим животным, пусть даже это будет кошка противоположного пола — она, как правило, предпочтет человеческую компанию.

В обществе дорогих ей людей сингапура с удовольствием принимает участие в разных эскападах, обычно не доставляющих кошкам ни малейшей радости. Например, она чудно ездит в лес на шашлыки и там караулит мясо не хуже голодной овчарки. Правда, спускать ее со шлейки не стоит — все-таки она независимая кошка, и если решит немного погулять, то непременно пойдет и погуляет. А выжить в нашем климате сбежавшая сингапура не сможет: ее короткая шерсть, практически лишенная подшерстка, греет совсем не по-русски. Поэтому ей не рекомендованы не только сквозняки, но даже слишком долгое сидение на холодном подоконнике — простудится и заболеет. Хотя вообще-то сингапуры болеют крайне редко — эти субтильные кошки отличаются могучим здоровьем, так что проблем с ними нет вовсе. Шерсть никакого ухода не требует, в еде сингапуры настолько некапризны, что это даже странно — большинство из них охотно ест даже такие нетипичные для кошки вещи, как салат или капуста. А поскольку едят они правильно — то есть часто и по чуть-чуть — и при этом еще ведут очень активный образ жизни, то и фигуры у них до самой старости остаются поджарыми, как у супермодели. Словом, сингапура — это не кошка, а настоящий клад (спрятанный, в частности, на сайте www.singapuras.ru).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить